На «Ладе» Helsingin Sanomat по России: западный Урал

На «Ладе» Helsingin Sanomat по России: западный Урал
  • 05.05.16
  • 0
  • 1393
  • фон:

Деревня Махнутино на западном склоне Урала, в ста километрах к северо-востоку от Перми, настолько маленькая, что ее невозможно найти на карте. Но все же через нее прокладывают асфальтированную дорогу.

Причина — достопримечательность в поселке Кучино. Там находится лагерь для заключенных «Пермь-36». Ну, то есть — бывший лагерь. Теперь, насколько известно, это единственный, сохранившийся как музей, лагерь для заключенных советского периода.

Ознакомительный тур для восьмого класса пермской школы подходит к концу, школьников собрали в бывшем клубе офицеров.

«Если кто-то утверждает, что никаких гонений не было, пусть приезжают сюда и посмотрят, были они или нет», — говорит гид по лагерю Сергей Сподин школьникам в заключение своего рассказа. Сподину есть что рассказать: его предки были сосланы из Киева сюда, на восток.

Здесь сидел и Сергей Ковалев, уполномоченный по делам человека во времена Бориса Ельцина. Его арестовали за антисоветскую деятельность в 1974 году и поместили в этот лагерь на семь лет. Также здесь сидел Эдуард Кузнецов, попытавшийся захватить самолет и вылететь на нем из СССР в Швецию в 1970 году.

За десятилетия здесь отсидели многие. Начиная с 1946 года, это были жертвы гонений Сталина; после смерти Сталина, в свою очередь — те, кто еще недавно арестовывал невиновных. Начиная с 1970-х, это были инакомыслящие, подобные Ковалеву.

Тем не менее, не все так, как надо бы. Персонал запрещает делать фотографии в бараках, карцерах и мастерских, и особенно опасной оказывается видеосъемка: она запрещена на территории лагеря без особого разрешения администрации.

Гид Сподин говорит довольно противоречиво. Так, «у нас на самом деле не было политических заключенных, они были осуждены за государственную измену и терроризм». А потом также «за антисоветскую деятельность». А в конце концов он говорит, что политзаключенные были здесь до конца существования лагеря, то есть до 1987 года.

Гид также сообщает, что в лагере работал единственный в области парикмахер, а порции еды здесь тщательно взвешивались. Не как в нынешних ресторанах, где никто не высчитывает граммы.

Причина такой странности — спор о том, кому принадлежит музей. В основе спора — толкование истории 1990-х.

Местные активисты правозащитной организации «Мемориал» создали музей на месте лагеря для заключенных сразу после распада Советского Союза в начале 1990-х. Созданием музея занимались два десятилетия, но потом губернатором Перми стал Виктор Басаркин. Он все национализировал и, в конце концов, выгнал предыдущее руководство.

После захвата Крыма бывшие работники музея оказались в зубах государственной гласности. Музейная организация, получавшая иностранные гранты, отказалась зарегистрироваться как «иностранный агент», за что на нее и ее руководителя были наложены штрафы. Судебное разбирательство ведется до сих пор.

«Неожиданно и без объявления причины директора музея Виктора Шмырова и меня попросили покинуть территорию», — говорит бывший заместитель директора Татьяна Курсина в кафе в центре Перми и извиняется, что не может показать территорию лагеря.

«Имущество „Перми-36“ оценивается миллионами рублей», — продолжает Курсина. «К нему относится собрание экспонатов музея, результаты исследовательских экспедиций в районах Перми и Колымы и библиотека музея».

Источник